Сергей ­Безруков: несмотря на сложные времена, кино сейчас у нас в расцвете
Главная » КУЛЬТУРА » Сергей ­Безруков: несмотря на сложные времена, кино сейчас у нас в расцвете

Сергей ­Безруков: несмотря на сложные времена, кино сейчас у нас в расцвете

Своё 45-летие Сергей ­Безруков встречает ударным трудом — снимается у режиссёра Александра Велединского в сериале по роману Захара Прилепина «Обитель».

А ещё на выходе сериал «Годунов», где Безрукову, как вы догадываетесь, досталась роль царя Бориса, и фильм «Заповедник» по роману Сергея Довлатова.  

Место силы и горя

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Сергей, сегодня именитые режиссёры разделились на два лагеря. Одни говорят, что фильмов в России снимается мало, да и те не окупаются. Другие радуются, что русский кинематограф наконец-то выбрался из кризиса. Вы какой точки зрения придерживаетесь? 

Сергей Безруков: Если судить по количеству проектов, причём очень интересных, думаю, наше кино находится в расцвете. Из кризиса мы вышли однозначно. Раньше победа в кассовых сборах оставалась за американскими блокбастерами, заполонявшими все кинотеатры страны. А сейчас уже отечественные фильмы конкурируют друг с другом. И если комедийные картины всегда были на рынке, то сейчас появилось и патриотическое, и спортивное кино. Как бы ни пытались иронизировать по поводу спортивной темы, война и спорт у нас «впереди планеты всей». Появляются умные картины для зрителя, которому больше интересны психологические нюансы, нежели экшн. В общем, несмотря на сложную ситуацию в экономике, очередные санкции, «увеличение увеличений» проблем, наше кино продолжает сниматься. Да я сам сейчас снимаюсь сразу в трёх проектах.

— И один из них — режиссёра Александра Велединского по роману Захара Прилепина «Обитель»… 

— С Сашей я работаю впервые, хотя мечтал сниматься у него. Его «Живой», «Русское» — замечательные картины. Не говоря уже про потрясающий фильм «Географ глобус пропил» с Хабен­ским. Велединский был одним из авторов сценария знаменитой «Бригады». Говорю «знаменитой», потому что являюсь поклонником этого 15-серийного фильма. Кто-то распространил слух, что я не люблю сериал. Неправда, это хорошее кино! И вот Саша вдруг позвонил: «Хочу попробовать тебя на довольно-таки сложную роль, это история по Прилепину». У моего героя есть прототип — реальный человек, начальник лагеря на Соловках, который был расстрелян в 1938 году. Соловки — место силы, страданий, горя. Роль у меня сложная, жёсткая. И материал очень непростой: словно открываешь тайную коробочку, а в ней — раз, и ещё одна волшебная шкатулка человеческого подсознания. Приходится не только разбираться с персонажем, но ковыряться и в себе самом в том числе. 

— У вас ведь не так давно появилась ещё одна «роль» — стали петь в группе «Крёстный папа». Музыка для Безрукова — возможность поведать то, что не сказано в кино, в театре?

— Конечно! Тексты по смыслу очень совпадают с тем, что я думаю. Например, «С какой мы планеты» — добрая, позитивная, летящая песня о том, что, несмотря на те правила, которые нам диктует жизнь, мы хотим летать в облаках, хотим жить по-настоящему. И непонятно, с какой мы планеты, если думаем больше о душе, любви, счастье и в меньшей степени — о деньгах и том, как быть серьёзными, основательными. Кстати, клип Аня сняла на телефон, это домашнее доброе видео (жена Сергея Безрукова — режиссёр Анна Матисон. — Ред.).  

«Меня по-хорошему колбасит»

— А вот в клипе на первую песню «Не про нас» вы эксплуатируете образ Саши Белого из «Бригады». Думаете, женщины скучают по такому мужчине?

— Здесь скорее аналогия знаменитой дуэли Пушкина с Дантесом, история XIX века, разыгранная в современном варианте. Там нет Саши Белого, а есть некий рокер на «Харлее-Дэвидсоне», есть любовный треугольник, вариация дуэли героя со своим обидчиком. Я до сих пор придерживаюсь мнения, что ничего у Дантеса с Натальей не было. (Сергей Безруков играл главную роль в фильме «Пушкин. Последняя дуэль» Натальи Бондарчук и в спектакле «Александр Пушкин» Виталия Безрукова. — Ред.) Он домогался её, но Наталья оставалась верна Александру Сергеевичу. Понимаете, самые важные темы в творчестве очень банальны, потому что заповедей всего десять. Их никто не отменял, они по-прежнему служат ориентиром. В общем, все наши песни — про жизнь. 

  • «Незнакомое оружие, или Крестоносец-2»

  • «Ключ от спальни»

  • «Есенин»

  • «Мастер и Маргарита»

  • «Пушкин: последняя дуэль»

  • «Пушкин: последняя дуэль»

  • «Адмиралъ»

  • «Высоцкий. Спасибо, что живой»

  • «Джентльмены, удачи!»

— Наблюдала за вашей мимикой во время интервью. Когда говорите про группу, широко улыбаетесь, а когда об актёрской работе — очень серьёзны. 

— Конечно, музыка — это отдых. Я же в первую очередь драматический актёр, режиссёр — поставил уже несколько спектаклей в Московском ­Губернском театре. И как у продюсера уже есть несколько работ, а выступать со своей группой — для меня совершенно новое дело. Одно дело — петь в спектакле. Например, в картине «Высоцкий. Рождение легенды» я пою песни Высоцкого или в «Хулигане. Исповедь» звучат мои авторские песни на стихи Сергея Есенина. Но это всё-таки больше драматический музыкальный спектакль. И совсем другое — это сольное исполнение. Свой день рождения 18 октября отпраздную сольным концертом с группой «Крёстный папа». Поэтому меня по-хорошему колбасит. Всё новое и неожиданное меня заводит. 

— Велик ли риск, что вы всерьёз уйдёте в музыку и актёрство покинете?

— Это параллельные течения. Они служат в какой-то степени дополнением друг другу. В декабре выйдет фильм «Заповедник» по Довлатову — я играю рок-музыканта. Видите, эта моя страсть очень любопытно сочетается с кино. 

— Где силы берёте на всё это? 

— Я не знаю. Завтра моя смена в кино. Надеюсь, вы меня отпустите и я пойду посплю.

Источник

Оставить комментарий