Регионы на марше: как последние выборы могут изменить российскую политику
Главная » ПОЛИТИКА » Регионы на марше: как последние выборы могут изменить российскую политику

Регионы на марше: как последние выборы могут изменить российскую политику

Виктор Зимин

(Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС)

Во вторых турах выборов губернаторов Владимирской области и Хабаровского края действующие главы регионов проиграли кандидатам от ЛДПР — Владимиру Сипягину и Сергею Фургалу. В Хакасии второй тур пройдет 7 октября и уже без участия главы региона Виктора Зимина. Результаты второго тура в Приморье отменили в связи с массовыми нарушениями, новые выборы пройдут уже без врио губернатора Андрея Тарасенко.

Вернут ли неожиданные вторые туры интерес к выборам?

Количество избирателей, пришедших на участки во втором туре, заметно выросло по сравнению как с первым туром, так и с выборами 2013 года. В Хабаровском крае явка во втором туре 23 сентября составила 47,49%, в первом туре — 36,09%. Во Владимирской области во втором туре проголосовали 38,29% от всех избирателей (явка в первом туре — 32,96%). ​И только в Приморье явка ко второму туру по сравнению с первым увеличилась незначительно — с 30,2 до 30,24%.

Во втором туре та часть избирателей, которые не ходили голосовать, так как не верили в то, что их голоса имеют значение, присоединилась к протестному голосованию, констатирует политолог Александр Кынев. Власть на протяжении многих лет действовала по принципу «своих мобилизуем, остальные пусть сидят дома» — с использованием административной мобилизации и агрессивным поведением по отношению к другим политическим силам. «Это привело к тому, что расширять электоральное поле ко второму туру стало практически невозможно», — уверен эксперт.

Однако достаточных оснований полагать, что явка будет высокой и на следующих выборах, пока нет. «Год [до следующих выборов] — это слишком большой срок», — говорит Алексей Макаркин из Центра политических технологий. Он предполагает, что через год протестные настроения могут усилиться в связи со вступлением в силу пенсионной реформы и ростом цен на товары, связанным с увеличением НДС. Но делать вывод о повышении или снижении уровня явки в долгосрочной перспективе пока рано, так как на нее влияют разные факторы, добавляет он.

К тому же пока неизвестно, как проявят себя победившие во втором туре кандидаты от системной оппозиции и как это обыграет администрация президента, резюмирует Макаркин.

Опасна ли для власти победа ЛДПР?

Проигрыш кандидата от партии власти — единичный случай в российской политике. В последний раз по итогам второго тура на губернаторских выборах в Иркутской области единоросса, губернатора Сергея Ерощенко обошел коммунист Сергей Левченко в 2015 году.

Сергей Левченко

(Фото: Александр Кряжев / РИА Новости)

Но победа кандидатов от ЛДПР (теперь у партии три губернатора, у коммунистов — два) не политический тренд, а результат исключительно протестного голосования, уверен политолог Евгений Минченко. В данном случае протестную активность в обоих регионах «собрала» ЛДПР, потому что коммунистов там просто не было, говорит он. В новых условиях, когда глава региона слаб, выстреливает даже «ноунейм», партийная принадлежность которого непринципиальна: «Даже если это технический кандидат, каким изначально был Сипягин, — его Орлова сама себе поставила в качестве соперника как самого слабого потенциального конкурента».

С Минченко согласен другой политолог — Ростислав Туровский, который также обращает внимание на «пассивность» КПРФ. «Свою роль сыграла и достаточно устойчивая электоральная поддержка ЛДПР в регионах, партия вырастила поколение региональных лидеров, — продолжает Туровский. — Прежде всего это относится к Фургалу, Сипягина сильным лидером назвать сложно, но в любом случае он далеко не первый год в региональной политике и был депутатом регионального заксобрания».

ЛДПР может занести себе в актив и укрепление позиции на прошедших 9 сентября выборах в региональные парламенты. Однако ни либерал-демократы, ни КПРФ не принадлежат к несистемной, неконтролируемой оппозиции. Ранее собеседник РБК во внутриполитическом блоке Кремля, комментируя результаты вторых туров, отметил, что обе партии «играли по правилам, соблюли все договоренности, помогли выпустить пар (связанный с пенсионной реформой. — РБК)». Кандидаты от двух парламентских партий являются абсолютно системными политиками, добавил он.

Что будет делать Кремль?  

Потерю правящей партией минимум трех регионов (новые выборы в Приморье состоятся в декабре) можно считать тактическим поражением Кремля. Политолог Татьяна Становая полагает, что теперь разные группы интересов могут представлять ситуацию со вторым туром как проигрыш администрации президента: «Безусловно, Путину будет поступать альтернативная информация — о неверной тактике администрации, о том, что президента подставили (на примере его дезинформации о положении дел в Приморье и встречи​ с Андреем Тарасенко перед вторым туром)».

Однако здесь у администрации президента есть возможность для маневра. «Сейчас борьба развернется между разными группами во власти вокруг того, как адаптировать политическое пространство к новой реальности, — прогнозирует Становая. — Первый замруководителя администрации президента Сергей Кириенко, который курирует внутреннюю политику, получает возможность добиться решающей роли в принятии кадровых решений, в том числе по подбору будущих губернаторов. Сейчас он оказался единственным куратором внутренней политики, который имеет дело с политическими инструментами, созданными до его прихода. И это дает ему возможность объяснить президенту, что есть влиятельные силы, которые не дают ему в полной мере реализовывать свою политику».

Политолог напоминает, что еще в апреле внутриполитический блок администрации президента предлагал отправить «слабого» главу Хакасии Зимина в отставку — тогда ситуации со снятием с выборов можно было избежать. «А, например, на ситуацию в Приморье серьезно влиял полпред в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, с которым у Кириенко были разногласия и из-за которого у него не было монополии на принятие решений», — продолжает Становая. По ее мнению, сейчас Кириенко мог бы использовать ситуацию после выборов для того, чтобы снова поднять вопрос о реформе полпредств и вообще попытаться снизить роль внешних корпоративных игроков, которые оказывали существенное влияние на принятие предвыборных решений.

Поменяется ли подход к выборам?

Вторые туры выявили проблему в сложившейся практике назначения и выборов губернаторов. Все решения о том, кто будет рассматриваться в качестве основного кандидата на выборах, а кто будет его конкурентами, традиционно проходят несколько этапов согласования и обсуждения задолго до дня голосования. «Те, кто не вписывается в заключенные «сделки», отсекаются на этапе муниципального фильтра, и на выборы выходят уже согласованные кандидаты, которые должны получить согласованное место», — объясняет Евгений Минченко. Но в этот раз система, по его мнению, дала сбой и на первое место выдвинулись те, кому по обычному сценарию предназначались вторые-третьи места.

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

При этом уровень подготовки действующих губернаторов оказался недостаточным. Хотя все три проигравших кандидата (Виктор Зимин, Светлана Орлова и Вячеслав Шпорт) уже проходили через прямые выборы глав регионов, видимо, они не извлекли уроки из изменяющихся общественных условий, рассчитывая, что все получится так же спокойно и благополучно с опорой на административный ресурс, рассуждает Туровский. «Навыкам работы в неблагоприятной общественной среде вообще никакого внимания не уделялось, поскольку считалось, что есть популярный президент, поддержка которого в любом случае обеспечит победу действующего губернатора. Сегодня мы имеем ситуацию, когда губернаторы сами должны учиться работать с общественным мнением, работать в сложных условиях», — констатирует эксперт.

Модель, которая «работала в тучные годы, не будет работать в условиях затягивания поясов», соглашается Минченко.

Опрошенные РБК политологи ждут по итогам прошедших выборов изменений в подходе властей к выборам. На рассмотрение Путина будут предлагаться разные варианты, начиная от самых жестких, таких как закрутить гайки, отменить выборы и т.д., заканчивая более либеральными — реформа партийной системы, ротация в руководстве системных партий и даже допуск внесистемной оппозиции, уверена Становая.

Авторы:
Елизавета Антонова, Вячеслав Козлов.

Источник

Оставить комментарий