Промсвязьбанк подал рекордный иск к братьям Ананьевым и бывшим менеджерам
Главная » ФИНАНСЫ » Промсвязьбанк подал рекордный иск к братьям Ананьевым и бывшим менеджерам

Промсвязьбанк подал рекордный иск к братьям Ананьевым и бывшим менеджерам

Фото Михаила Терещенко / ТАСС

Сумма претензий банка к бывшим владельцам и управленцам беспрецедентна — 282 млрд рублей

Промсвязьбанк подал иск в Арбитражный суд Москвы на 282,2 млрд рублей к своим бывшим совладельцам, братьям Алексею и Дмитрию Ананьевым, а также к бывшим топ-менеджерам банка. Об этом сообщают «Ведомости», которые ознакомились с содержанием иска (в картотеке арбитражных дел такой информации пока нет). В Промсвязьбанке изданию подтвердили подачу иска. Ответчики «своими неосмотрительными и неразумными действиями причинили банку ущерб».

Сумма сложилась из 194,2 млрд рублей (убыток Промсвязьбанка от «ряда сделок», который установила временная администрация ЦБ) и 88 млрд рублей, полученных банком от ЦБ в качестве финансовой помощи.

Ответчиками по иску значатся, помимо братьев Ананьевых, зампред правления Промсвязьбанка Андрей Жупанов, зампреды правления Алексей Иодко, отвечавший за HR, Владимир Мамакин (финансовый блок), Татьяна Волошкина (отвечала за работу с вип-клиентами), экс-руководители малого бизнеса и корпоративного блока Владимир Шаталов и Евгений Козеренко, глава департамента проектного финансирования Александр Афанасьев и руководитель блока финансовых рынков Дмитрий Иванов. Кроме того, ответчиком значится нидерландская Promsvyaz Capital B. V., через которую Ананьевы владели Промсвязьбанком.

Взыскать с каждого ответчика банк требует в пределах 282,2 млрд рублей (ответственность солидарная).

Промсвязьбанк указывает, что за день до санации банка (ЦБ ввел в него временную администрацию 15 декабря 2017 года) три компании — Minga Management Ltd, Promsvyaz Capital B. V. и Fintailor Investments Ltd. — заключили 24 договора купли-продажи акций банка и облигаций компаний, связанных с ним. Среди облигаций, которые купил банк (по ценам, в разы отличающимся от рыночных), — облигации «Промсвязькапитала», «ПСН ПМ», Minga Management, PSB Finance S. A., Peters International, Fintailor Investments, а также собственные акции. В результате сделок в тот день Промсвязьбанк потерял 102,1 млрд рублей.

Еще один эпизод, упомянутый в иске, — покупка Промсвязьбанком еврооблигаций компаний PSB Finance S. A. и SCI Finance. Летом 2017 года банк получил от PSB Finance S. A. субординированный заем на сумму $500 млн, а уже вскоре потратил ту же сумму на покупку упомянутых бумаг. В банке считают, что правление к августу 2017 года, когда состоялась сделка, знало о критическом состоянии банка и возможном введении временной администрации. В случае, если банк попадает под санацию, его субординированные обязательства списываются (таким образом, $500 млн остались бы в банке, если бы не проведенная по решению правления сделка). Еще одна убыточная сделка — покупка Промсвязьбанком в ноябре 2017 года облигаций «Промсвязькапитала» (эта компания, на тот момент принадлежавшая братьям Ананьевым, теперь проходит процедуру банкротства). Продавцом бумаг выступила Minga Management. К ноябрю 2017 года в банке «не могли не знать, что облигации обесценятся», указано в иске.

ЦБ начал санацию Промсвязьбанка в декабре 2017 года. После этого Дмитрий и Алексей Ананьевы, которым принадлежал контроль в банке, решили разделить бизнес — Дмитрию перешел банк «Возрождение», а Алексею — системный интегратор «Техносерв». Впоследствии Дмитрию Ананьеву из-за предписания ЦБ пришлось продать «Возрождение» (владельцем банка стал ВТБ). Бизнесмен, который резко критиковал введение временной администрации в Промсвязьбанк, почти сразу после начала санации банка покинул Россию. Как писали «Ведомости», теперь он занимается распродажей оставшихся у него в России активов или их контролируемым банкротством. Что касается Алексея, то летом 2018 года он продал 40% «Техносерва», а потом заложил еще почти 50%. На этой неделе стало известно, что Ананьев покинул пост гендиректора «Техносерва» — ВТБ указал на его «крупные ошибки», которые привели к задержкам выплаты зарплат, увеличению размера кредиторской задолженности и неспособности работать с банковским долгом.

Перспективы иска

Опрошенные Forbes юристы отмечают, что иск Промсвязьбанка к бывшим акционерам и топ-менеджерам вписывается в стандартные процедуры оспаривания сделок и привлечения к ответственности бенефициаров в рамках банкротства или санации кредитной организации. «Ситуация с Промсвязьбанком выбивается из общего ряда, пожалуй, только масштабами сделок и суммой исковых требований», — говорит партнер юридической компании «НАФКО» Павел Иккерт.

Действия Промсвязьбанка в целом выглядят логичными: после целого ряда существенных изменений, которые были внесены за последние 10 лет в законодательство о банкротстве и Гражданский кодекс, перспективы в таких исках есть и в первую очередь именно в отношении бенефициаров и руководящего состава, соглашается руководитель направления «Банкротство» фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков. Он напоминает, что в судебной практике уже есть яркие примеры удовлетворения подобных исков: по делу Межпромбанка (привлечен к ответственности Сергей Пугачев), дело Уралснабкомплект (привлечен к ответственности Николай Максимов), банкротство Внешпромбанка (привлечена к ответственности Лариса Маркус). Тем не менее в случае с Промсвязьбанком полное или даже частичное удовлетворение исковых требований будет осложнено, во-первых, необходимостью доказать факт намеренного совершения заведомо невыгодных сделок с активами, а, во-вторых, подтвердить размер нанесенного организации этими действиями ущерба, замечает Павел Иккерт.

«Если речь идет об инвестициях в ценные бумаги – такие сделки заведомо несут в себе риски потери вложений полностью или частично, поэтому привлечение лиц, принявших решение об инвестиции, затруднено. А в эпизодах, в которых истец усматривает признаки вывода капитала путем совершения нецелесообразных сделок, требования должны быть подтверждены конкретными доказательствами», – объясняет юрист. Олег Пермяков, в свою очередь, подчеркивает, что удовлетворение таких требований не означает их погашения – даже частично. Если практика по привлечению к ответственности более или менее предсказуема, в том числе и в отношении топ-менеджмента банка, то к сожалению, процент исполнения судебных решений плачевно низок, отмечает юрист. «Согласно неоднократным признаниям АСВ в СМИ, цифры колеблются в пределах нескольких процентов от общего числа взысканного. То есть чем больше нанесенный ущерб, тем меньше вероятности его погашения», – заключает юрист.

Источник

Оставить комментарий