Наталья Негода: «Маленькая Вера» и большое разочарование
Главная » КУЛЬТУРА » Наталья Негода: «Маленькая Вера» и большое разочарование

Наталья Негода: «Маленькая Вера» и большое разочарование

Исполнительница главной роли в нашумевшем фильме конца 1980-х тихо отметила красивый юбилей.

Сегодня Наталья Негода – пожалуй, самая закрытая российская актриса. Когда-то бешено популярная, сейчас она не дает интервью, не тусуется, не участвует в телешоу. И причина такого поведения вполне понятна – 25-летние ее знать не знают, а у тех, кому за 40, звучная фамилия ассоциируется исключительно с ролью портовой девчонки Веры, которая влюбилась в смазливого студента Серегу. И показала эту самую любовь всей стране. Без прикрас.

«Всю обнажить себя в искусстве —
Такая у Негоды страсть.
В картине оголила чувства,
В «Плейбое» — остальную часть»,

Так напишет потом об актрисе Валентин Гафт. Даром, что обложка американского эротического журнала даже по тем временам была ну очень целомудренной. Вот фильм Пичула! Вот там!… О-о-о!!! Ради обнаженной груди Негоды и откровенной постельной сцены молодежь бегала в кинотеатры по несколько раз. Прежде-то на советском широком экране такого не было. 

Постыдные 1990-е пережила в Америке

Зрители старшего поколения ругались, плевались. Негоду и фильм называли развратными. А на премьере в Доме кино кричали: «Позор!» и выходили из зала. Хотя в сценарии дебютантки Марии Хмелик никакого полового акта и в помине не было. Это все ее муж Василий Пичул, тоже дебютант, придумал. Сняв фильм, он понял, что не хватает чего-то… этакого. Чтобы взорвало мозг. Ну и «слямзил» что-то у Бертолуччи. Сочинив эпатаж вместе с Негодой и Соколовым. Во всяком случае, так вспоминала об этом Наталья. А дочь влиятельного советского киноработника Хмелик писала совсем о другом. «Прикрываясь» гениальной в своей простоте фразой «Цель у нас, Сереженька, одна – коммунизм!», произнесенной Верой на общежитской койке. Автор сценария и предположить не могла, что американцы станут восхищаться: вот теперь у вас какое честное кино, все – благодаря Горбачеву; мы-то думали, у советских женщин и груди нет…

Первый эротический советский фильм, самая шокирующая кинолента перестройки, символ раскрепощения эпохи. И, вероятно, последняя советская картина, которую посмотрело едва ли не все население страны. Только за год проката – 54 млн 900 тыс зрителей. Без всяких пиар-компаний.

К слову, на экраны «Маленькая Вера» вышла ровно 30 лет назад, осенью 1988-го, так что, Наталья Негода могла бы отпраздновать нынче два юбилея. Но она, похоже, даже слышать это словосочетание — «маленькая Вера» — не может. Оскомину набило.

Успех картины и правда был ошеломительным. Масса международных призов, прокат в Америке (говорят, чтобы «первый советский сексуальный боевик» прошел там успешно, Пичул и посоветовал Негоде согласиться на обложку «Плейбоя»)…

А Наталье – всего 25. И за плечами – лишь одна из трех картин достойна упоминания. Словом, «крышу» от внезапно обрушившейся популярности снесло – тут и к бабке ходить не надо. Наталья уволилась из тюза, где два года играла зайчиков, и на сцену уже не возвращалась. «Маленькая Вера» открыла путь в большое кино. К большим деньгам. И еще большей славе. Негода неслась к ней на крыльях молодости, красоты и той Вериной дерзости, за которую ее любили и ненавидели зрители.   

Предложение сняться в голливудской картине «Назад в СССР» практически совпало с распадом Союза и развалом отечественного кинематографа. Съемки проходили в Москве. А потом Негода уехала работать в США. Хотя многие обвинили ее тогда в эмиграции. Может, она и думала об этом – что ей было терять? Но империя грез расщедрилась только на четыре картины для Натальи. Они не вошли в историю мирового кинематографа. Не запали в души зрителей. Но позволили актрисе благополучно пережить постыдные 1990-е, когда коллеги в России сдавали свои квартиры, занимались извозом, торговали колбасой. Выживали, кто как мог…

Очень боялась остаться одна

Сегодня в послужном списке Негоды – десяток ролей. За 32 года работы в кино. Голливуд использовал ее на волне успеха «Маленькой Веры» и очень скоро потерял всякий интерес к «последней кинозвезде СССР», цинично вытряхнув из обоймы. Впрочем, такой исход для советских и российских артистов как раз неудивителен. Многие возвращались домой, вкусив заморской жизни. Так и не став за океаном «своими».

Но отчего Наталья не вернулась в российский кинематограф, когда он ожил? Не было необходимости работать? Или все-таки – предложений?.. «Я немножко Обломов», – обмолвилась она однажды. Ну не настолько же, чтобы делать перерывы по 10 с лишним лет! Или это не она в детстве мечтала быть великой актрисой, уставшей от цветов и поклонников?

И вот ведь как случилось… Притомилась быстро. А великой так и не стала. «Обломовщина», что ли, помешала? Смешно сказать – даже судьбоносная встреча с Пичулом была случайной. Работа с ним – вопреки ее желанию. Пришла на студию получать гонорар за фильм «Завтра была война» — наткнулась на администратора «Маленькой Веры». А Пичул как раз не мог найти актрису на главную роль. На Яну Поплавскую давила ее «красная шапочка». Первокурснице Ирине Апексимовой мастер Олег Табаков посоветовал предпочесть дебютанту Пичулу маститого Трегубовича.

В отчаянии Пичул еще раз показал все пробы Татьяне Лиозновой – худруку (а в нынешнем понимании – продюсеру) «Маленькой Веры». Острый глаз и чутье Татьяны Михайловны выбрали Негоду. Даром, что самой Наталье не приглянулись ни сценарий, ни роль. И пробовалась она с такой ленцой и равнодушием, что… это сыграло ей на руку. Именно такую Веру Пичул и искал – дерзкую девчонку, уже измученную жизнью.

Потом он даже пропоет в ее адрес дифирамбы: «Она великая актриса… Она реально не понимала эту жизнь, но органично в нее вошла – это не от мозга, а от таланта… Негода стала тем нервом, который внес в фильм энергетику». Однако сегодня, когда режиссера уже нет на этом свете, никто ничего подобного не говорит. И вспоминается монолог Натальи из интервью 1989 года, который – и это уже очевидно – стал для нее пророческим:

— Я боюсь, что все, что со мной произошло, случайно…. А завтра этого уже не будет… Мне было бы очень страшно не выезжать больше никогда за границу… Боюсь, что не будет предложений. Я хочу много зарабатывать денег, тратить их на себя и тех, кого люблю… Я боюсь потерять близких и любимых. Я очень боюсь остаться одна.

След «Маленькой Веры». Почему главному секс-символу страны не везёт в любви

А стала свободной и счастливой?

После премьеры Наталью Негоду и Андрея Соколова окрестили «секс-символами Страны Советов». Его киносудьба сложилась более счастливо. Хотя и не так, чтобы он был ею очень доволен. Негода и Соколов сыграли весомо, грубо, зримо. И оказались… заложниками своих же образов. Для Натальи это и вовсе было начало конца. Спустя несколько лет кино перестало быть ей интересным:  

— Я давно не работаю… Ждать, что вдруг позовут на очередную пробу и я стану Мишель Пфайффер?.. Вдруг не бывает. И Мишель Пфайффер я там никогда не стану. И вот как только я перестала реагировать на то, что моя жизнь все меньше связана с кино.., я стала свободна и счастлива.

Лет 10 назад Наталья незаметно для всех вернулась на родину. Сыграла драматическую роль в фильме «Бубен, барабан» Алексея Мизгирева, получив за нее «Нику» и «Золотого орла». А потом опять надолго исчезла. Сделав исключение лишь для Сергея Ливнева в картине «Ван Гоги», премьера которой назначена на март 2019-го. 

Счастлива ли Наталья сейчас, в 55? Одна в двухкомнатной квартире в престижном районе Москвы? Хоть и с замечательным видом на футбольное поле? Разочаровавшаяся в профессии… Пережившая многострадальный роман с однокурсником Мишей Ефремовым, пылкую влюбленность в партнера Соколова, о которой он даже не догадывался, 13-летней выдержки брак с экономистом Сергеем… Не ставшая матерью…  

Наверное, и такое счастье бывает.

Источник

Оставить комментарий