Алексей Серебряков: «Хочу научить детей стыдиться»
Главная » КУЛЬТУРА » Алексей Серебряков: «Хочу научить детей стыдиться»

Алексей Серебряков: «Хочу научить детей стыдиться»

Известный актёр Алексей Серебряков, который 3 июля отмечает 55 лет, ответил на вопросы АиФ.ru.

Ольга Шаблинская, АиФ.ru: Алексей, ваша последняя вышедшая в прокат премьера – «Ван Гоги». Вы там играете художника-неудачника, который крайне сложно относится к своему отцу, сыграл которого, кстати, легендарный польский актер Даниэль Ольбрыхский. Ваш герой  словно постаревший ребенок, он и любит, и ненавидит, и плачет одновременно. А сами вы какой сын?

Алексей Серебряков: Надеюсь, что сын я неплохой. Равно как и стараюсь сам быть неплохим отцом. Хотя для меня родительство – это процесс, который ты проходишь, как будто только-только в школу пошел и ещё ничего не знаешь… А, став дедушкой, надеюсь, что и дедом я тоже буду нормальным.

Что же касается моего героя… Вы правы, это взрослый ребенок, опутанный массой детских комплексов, которые он так и не изжил. Я и пытался, собственно, играть взрослого ребенка – человека, который к 52 годам остался со своими скелетами в шкафу, с которыми он не мог разобраться все 52 года, и оказался в результате в такой странной ситуации, когда в нем до сих пор «работают» абсолютно детские, животные, совершенно несвойственные взрослым людям эмоции. 

— Психологи говорят, что все психологические проблемы – родом из детства. Как вы считаете, вырастает ли человек в принципе окончательно? Особенно если работает над собой? Или детские комплексы всю жизнь нас преследуют, просто мы не особо это осознаём? 

— Я думаю, это зависит от конкретного человека. В ком-то комплексы присутствуют до конца жизни, а кто-то с ними справляется благополучно, разбирается, достает, переминает внутри себя и каким-то образом спасается. На самом деле, жизнь заключается в том, что ты находишь свой путь. Путь, главное в котором – справиться с самим собой. Я изжил своё детство благополучно ещё в юношеском возрасте. Хотя и потом, взрослея, над детскими комплексами тоже сильно работал. Поэтому проблемы моего героя понимаю очень хорошо, но мне это не близко. 

Алексей Серебряков: «Хорошее здоровье – залог успеха в жизни»

— Какие у вас остались впечатления от работы с Ольбрыхским? Вы сразу нашли общий язык? 

— К счастью, да. Это великий актер, очень тонко чувствующий, владеющий массой интонаций. Кстати, с участием в картине величайшего актера Даниэля Ольбрыхского в роли отца и дирижера оркестра получилась интересная история. Изначально планировалось, что это будет не отец, а мать, в сценарии она значилась тоже дирижером, но хора. Но… Мы перебрали всех актрис нужного по сюжету возраста. По тем или иным причинам с подбором артистки ничего не получилось. В отчаянии режиссёр позвонил Даниэлю Ольбрыхскому и предложил ему сняться в картине. Он согласился. И режиссёр за нескольких дней основательно переделал всю историю. В итоге мы в назначенное время начали снимать. 

— Как мне известно, у вашей мамы тоже была деменция. Помогло ли вам это в исполнении роли? Отец вашего персонажа ведь страдает этим же недугом мозга. 

— Нет. На самом деле сначала я снялся в «Ван Гогах». А потом уже случилась деменция у моей мамы. Я увидел в жизни всё то, что было у нас в кино.

Алексей Серебряков: «Я вернусь в Россию»

— Ваш герой сам становится отцом для своего заболевшего папы… А вы как вели себя с матерью в то ужасное для вас время? 

— И я так же, конечно, относился к маме, как к ребенку, когда она заболела. А как же иначе? 

— «Я живу в другой стране и не могу жить здесь», произносит ваш персонаж. Это ведь про вас – Серебряков несколько лет назад эмигрировал в Канаду… И тем не менее, вы очень активно снимаетесь в России. 

— Да, конечно. Я уехал, чтобы открыть детям мир, чтобы они нашли свой способ существования в этом мире, в котором скоро уже не будет отдельных государств.

Когда сыновья поступят в университет и благополучно начнут жить в общежитии, у меня больше не будет необходимости следить за ними, заставлять их чистить зубы и умываться. По большому счету, мы с женой им будем совсем не нужны. Мы им и сейчас не очень нужны, а уж когда они поступят в университет, так тем более. 

— Чему вы хотите научить детей в первую очередь? 

— Стыдиться. Если они научатся стыдиться, если это качество в них поселится, то всё у моих сыновей будет нормально. 

Вы постоянно снимаетесь. А когда устаете, как силы восстанавливаете? Вам хочется с семьей пообщаться, или, наоборот, нужно, чтобы от вас все отстали? 

— Всё зависит от степени моей вымотанности. Если сильно устал, то скорее бегу в нору. А если усталость не смертельная, то лампочки меняю в доме. Правда! Смена деятельности – это лучший отдых для меня. 

Источник

Оставить комментарий